Школа аргентинского танго

Мы учим людей танцевать

Адрес: М. Китай-город, Чистые пруды;
Армянский переулок, дом 7

Maffia Pedro

(Maffia Pedro)



Педро Мафиа

Полное имя: Педро Марио Маффиа
Бандонеонист, руководитель, композитор, преподаватель
(28 августа 1899 — 16 октября 1967)
Прозвище: Tanito

Неизвестно, какой загадочный дар позволил Педро Маффиа найти в сердце бандонеона звуки, какие никому до него не были открыты. Оскар Дзукки , говоря о Маффиа в третьем томе своей гигантской истории бандонеона в танго, выпущенной аргентинским издательством Corregidor, объясняет, что до 20−х годах, ХХ века бандонеонисты имели тенденцию имитировать своим инструментом флейту — постепенно вытесненную в ранних квартетах — и орган. Пройдя в детстве через регулярные порки цепью, устраиваемые его жестоким отцом, который заставлял его просить деньги после каждого сыгранного им танго, именно Маффиа  привнес в этот популярный жанр столь необходимый ему бандонеон, оставив таким образом в прошлом игривый Guardia Vieha (старый стиль) и сделав его серьезным, сосредоточенным, несколько мечтательным и зачастую грустным.

Дзукки рассказывает, что Маффиа сбежал из дома подростком и нашел убежище у Негры Марии, матери нескольких музыкантов от разных отцов, имевшей связи с проходимцами с юга огромной провинции Буэнос-Айрес. В те самые южные бордели и дешевые кофе-шопы на границе с Патагонией и отправила эта женщина Танито* (это имя намекало на итальянское происхождение Маффии), который не забыл прихватить с собой costilludo (“ребра” — одно из популярных названий бандонеона).  В Пунто-Аренас, одном из захолустных городков, Карлос Гардель и Хосе Рассано, составившие к тому времени фольклорный дуэт, обнаружили развитого не по годам беглеца, игравшего, как никто более не играл, а пианист Роберто Фирпо, также гастролировавший тогда в тех далеких краях, привез его в город Буэнос-Айрес. Но Маффиа недолюбливал “прямой” бит того оркестра, потому что он уже додумался до смещенных акцентов, фразировки, рубато.

Присоединившись в 1922 году к секстету Хуана Карлоса Кобиана (известного композитора таких танго, как «Los mareados» и «Nostalgias»), Маффиа встретился со скрипачом Хулио Де Каро (с которым уже раньше играл в квартете) и начал принимать участие в распространении революционной школы Декаро (escuela decareana), имевшей теперь по меньшей мере 4 руководителей: братьев Хулио и Франсиско Де Каро (пианист), Педро Лауренса и Маффиа (самый известный из всех бандонеонных дуэтов). В своей «Истории типичного оркестра танго» (A. Peña Lillo Publisher) Луис Адольфо Сьерра подчеркивает, что на ранней стадии существования секстета Де Каро (созданного ближе к концу 1923 года по модели оркестра под руководством Кобиана) «ясно ощущалось в игре бандонеона Педро Маффии темпераментное влияние неторопливой манеры, с легкой склонностью к приукрашенным нюансам и эффектам динамики пианиссимо, кроме того, с сильной тенденцией к звукам легато…»

Сьерра, чей авторитет неоспорим, рассматривает Маффиа как «великого стилиста» и обращает внимание на в чем-то даже «физическое отношение в обращении с инструментом». Он раскрывал свою jaula (“клетку” — как еще называли бандонеон), «избегая зрелищно расправленных веером складок…». Потому что Маффиа, — говорит Дзукки,- хватало воздуха. В 1926 он собрал свой секстет, темный приглушенный звук которого стал еще более густым, когда позднее присоединилась виолончель Нерона Феррассано. Пианист Хулио Медовой, родившийся в 1918 году, сохранил навсегда в воспоминаниях детства образ тех музыкантов, в строгих позах, одетых в черное, серьезных. Маффиа почти не двигался, он не склонялся над своим инструментом, на перегибал его через колено. Его игра была мягкой, сдержанной. Его движения не были  вдохновенными или рваными. Он приветствовал публику легким кивком головы.

Он одним из первых играл на бандонеоне акапелла, после Хуана Маглио, Висенте Греко и Неаполитанца Дженаро, и начал создавать бандонеонные дуэты с различными тембрами и строями в исторических парах с Луисом Петручелли, Лауренсом, Альфредо Де Франко и Габриэлем Клаузи. Его вариации стали знамениты, как, например, та, что Анибал Троильо сыграл в «La Maleva». В 1935 году он образовал вместе с другими выдающимися фигурами группу Los Cinco Ases Pebeco, а на следующий год он был членом легендарного квинтета под названием Los Virtuosos, исполнители для которого выбирались путем опроса читателей, организованного журналом Sintonía. Эра больших оркестров с десятком или больше инструменталистов, которая началась в середине 30−х, не благоприятствовала ему. Уругвайский бандонеонист и гениальный аранжировщик Эктор Мария Артола разумно объяснил это: бандонеон Маффии был камерным, и его бархатный звук терялся в больших оркестрах и просторных помещениях.

Мало кто мог равняться с ним в композиторском даровании. Среди его великих танго выделяются «Pelele», «Diablito», «Triste» (с Франсиско Де Каро), «Tiny» (с Хулио Де Каро), «Amurado» (с Лауренсом), «Taconeando», «Ventarrón», «Amarguras» (переименованное в «Abandono», когда Омеро Манси положил на него стихи), «No aflojés», «Arco iris» (с Себастьяном Пианой), «La mariposa», «Se muere de amor», «Cuándo volverás», «Te aconsejo que me olvides», «Heliotropo» и «Pura maña».
Анибал Анибал Тройло посвятил ему «A Pedro Maffia». Десятки лет Маффиа преподавал бандонеон и написал важный учебник игры на нем. В 1933 году он блистал в «Tango», первом аргентинском художественном фильме с саундтреком, и кроме того в различных других фильмах, в 1966 Педро Маффиа послужил прообразом в «Fueye querido» (“Любимый бандонеон”), замечательном фильме Маурисио Беру.

* “Маленький неаполитанец” (исп.) – прим. пер.

Перевод Дарьи Поповой

http://www.otango.ru/