Школа аргентинского танго

Мы учим людей танцевать

Адрес: М. Китай-город, Чистые пруды;
Армянский переулок, дом 7

Rodolfo Biagi

(Rodolfo Biagi)



Рудольфо Бьяджи

Пианист, дирижер и композитор
Прозвище: Manos Brujas
(14 марта 1906 — 24 сентября 1969)

Преуспеть в создании стиля и безошибочно угадываемой индивидуальности в рамках очень простого музыкального жанра — это в определенном смысле великое достижение. Этого добился Родольфо Бьяджи, родившийся в пригороде Буэнос-Айреса Сан-Тельмо.

Закончив школу, он не стал поступать в институт, чтобы посвятить себя музыке; против воли родителей он хотел учиться на скрипке, и в итоге родители предложили компромисс: они купят инструмент, но он должен поступить в педагогический колледж «Mariano Acosta». Родольфо зачислили в консерваторию газеты «La Prensa», и там он понял, что его призванием была игра на фортепьяно.

Когда ему было тринадцать, снова без согласия родителей, он дебютировал как пианист, играя фоновую музыку для немых фильмов в местном кинотеатре. Как раз в один из таких вечеров, к счастью для Родольфо, в зале был маэстро Хуан Маглио (Пачо) (Juan Maglio (Pacho)), который был изумлен, услышав не по годам развитого пианиста, и пригласил его играть с ним. Ему было только пятнадцать.

Позднее он вошел в состав оркестра бандонеониста Мигеля Орландо (Miguel Orlando) в кабаре «Maipu Pigall».

Однажды вечером в 1930 году с Родольфо встретился Хосе Рассано (Jose Razzano). Он предложил аккомпанировать Карлосу Гарделю на записи нескольких номеров. Так и случилось: 1 апреля 1930г. Бьяджи записал на лейбле Odeon танго «Viejo smoking», «Buenos Aires» и «Aquellas farras», фокстрот «Yo sere para ti, tu seras para mi» и вальс «Aromas de El Cairo» со скрипачом Антонио Родио (Antonio Rodio) и гитаристами Агиларом (Aguilar), Барбьери (Barbieri) и Риверолом (Riverol).

Гардель пригласил его поехать в турне по Испании, но Бьяджи не принял предложение; он тогда присоединился к оркестру Хуана Баутисты Гидо (Juan Bautista Guido), позднее он выступал с оркестром Хуана Канаро (Juan Canaro), где познакомился с Хуаном Карлосом Торри (Juan Carlos Thorry), с которым сочинил танго «Indiferencia».

В качестве пианиста Бьяджи отправился с Хуаном Канаро в Бразилию. По возвращении он ушел из его оркестра и некоторое время не работал.

Он был частым посетителем кабаре «Chantecler», где играл его друг Хуан Д'Арьенсо (Juan D'Arienzo); пианистом оркестра был Лидио Фасоли (Lidio Fasoli), известный своей непунктуальностью. Однажды вечером Д'Арьенсо решил заменить его и предложил это место Бьяджи.

В 1935 году молодой и опытный пианист с его нервной и ритмичной игрой определил навсегда стиль Д'Арьенсо, который не спутаешь с другим. За те три года, что он играл с Д'Арьенсо, Бьяджи разработал особую манеру игры, которой позднее придерживались Хуан Полито (Juan Polito) и Фульвио Саламанка (Fulvio Salamanca), пианисты, которые пришли после него.

Оркестр Д'Арьенсо появлялся в кабаре «Chantecler», на радио LR1 El Mundo, на вечеринках, организованных в клубах, проводил успешные гастроли и играл в фильме Энрике Сантоса Дисеполо (Enrique Santos Discepolo) «Melodias Portenas». Бьяджи записал с этим оркестром 71 номер.
В 1938 году пианист расстался с Д'Арьенсо, чтобы собрать свою собственную команду, с которой дебютировал 16 сентября 1938 в кабаре «Marab?».

Оркестр Бьяджи это был или Д'Арьенсо, они заложили традиции в интерпретации танго, которые отвечают интересам публики, увлекающейся танцами, а их репертуар основывался главным образом на возрождении старых произведений, приспособленных к их средствам музыкальной экспрессии.
Его шоу на радио Belgrano снискали ему прозвище «Manos Brujas» (колдовские руки), по названию фокстрота Хосе Марии Агилара (Jose Maria Aguilar), который он играл в начале каждого шоу со своим оркестром.

Его первым певцом был Теофило Ибанес (Teofilo Ibanez), успешно интерпретировавший танго«Golgota», «La Novena» и милонгу «Campo afuera». Позднее пришел Андрес Фальгас (Andres Falgas), который произвел бум своими «Queja indiana», «Griseta», «La chacarera» и «Cicatrices».

Впоследствии к ним присоединился певец Хорхе Ортис (Jorge Ortiz), имевший, возможно, самый большой успех в оркестре, он потом ушел к Мигелю Кало (Miguel Cal?), но скоро вернулся к Бьяджи, с которым чувствовал больше свободы. Его самыми громкими хитами были «Yuyo verde», «Indiferencia», «P?jaro ciego», «Misa de once» и «Soledad la de Barracas».

Эти певцы также выступали с оркестром Бьяджи в разные периоды: Альберто Лаго (Alberto Lago), Альберто Амор (Alberto Amor) и Карлос Акунья (Carlos Acu?a). Последний приобрел славу, благодаря танго «A la luz del candil», «Lonjazos» и с одной из лучших интерпретаций танго «Uno».

В 1942 Бьяджи выступил в Чили с небывалым успехом.

В его оркестре пели кроме того Карлос Сааведра (Carlos Saavedra), Карлос Эредиа (Carlos Heredia), Карлос Альмагро (Carlos Almagro) и Уго Дюваль (Hugo Duval), причем последний оставался в оркестре до его распада, и он, равно как и Хорхе Ортис, был одним из двух голосов, наиболее ярко ассоциировавшихся с Бьяджи. Любопытно: можно подметить, что в его оркестре никогда не играла ни одна женщина.

В начале пятидесятых его оркестр первым появился на молодом тогда аргентинском телевидении. К тому времени Бьяджи был одним из громких имен известной программы «Glostora Tango Club» на радио El Mundo.

В течение всей карьеры с Бьяджи играли замечательные музыканты. Из бандеонистов можно назвать Альфредо Аттади (Alfredo Attadia), Мигеля Бонано (Miguel Bonano) и Рикардо Педевиллу (Ricardo Pedevilla). Среди скрипачей выделялись Маркос Ларроса (Marcos Larrosa), Клаудио Гонсалес (Claudio Gonzalez) и Оскар де ла Фуэнте (Oscar de la Fuente), который был также и его аранжировщиком.

Хотя Бьяджи и сам играл на фортепьяно, у него был еще один пианист. Это был Хуан Карлос Хиампе (Juan Carlos Giampe), который играл за него по воскресеньям на радио, чтобы Бьяджи мог пойти на лошадиные бега.

В течение 17 лет он делал записи на лейбле Odeon, потом переключился на Columbia и наконец на Music Hall.

Его композиторские работы, хотя они и не были многочисленны, пользовались успехом. Он сочинил инструментальное танго «Cruz diablo»; на стихи Карлоса Бара (Carlos Bahr): вальсы «Amor y vals», «Como en un cuento» и танго «Humillacion»; совместно с Франсиско Горриндо (Francisco Gorrindo) — танго «Golgota», «Magdala» и «Por tener un corazon»; с Омеро Манси (Homero Manzi) — милонги «Campo afuera» и «Por la g?ella»; в сотрудничестве с Родольфо Сьяммарелла (Rodolfo Sciammarella) — танго «Deja el mundo como est?»; с Карлосом Марином (Carlos Marin) — «Oh, mama mia» (танго) и с Хуаном Карлосом Торри (Juan Carlos Thorry) — танго «Indiferencia».

На телевидении он появлялся часто и был звездой программы «Casino Philips» на 13−м канале.

Последний раз Бьяджи выступал перед публикой 2 августа 1969 года, в Харлингэм Клаб. Сорок один день спустя, 24 сентября, он внезапно скончался от резкого понижения давления. Давайте будем вспоминать о нем больше «с улыбками, чем со слезами», как поется в его знаменитом «Lagrimas y sonrisas» («Слезы и улыбки»), прекрасном вальсе на слова Паскуаля де Гулло.

Перевод: Жанна Быкова

http://www.otango.ru

Данные музыкальные файлы предназначена только для ознакомления!
Если вы не хотите расставаться с этой музыкой, вы должны купить лицензионные копии.